Обратная связь

Актуально!


ШОППИНГ
Опрос


Ева Браун. Губительный выбор

В многовековой истории мира нередко встречаются женщины, разделившие свою единственную, неповторимую судьбу с известными злодеями и преступниками. Одна из них – скромная молодая жительница Мюнхена Ева Браун, ставшая любовницей кровавого фюрера Германии Адольфа Гитлера.

 

В предгорье знаменитых Альп и беспокойной реки Изар, на юге Германии, расположен древний город Мюнхен – многонациональная столица Баварии, с огромным кафедральным собором Фрауенкирхе, с веселой пивной Хофбройхаус, с множеством узких уютных улочек.

На одной из них, в добропорядочной семье Браунов 6 февраля 1912 года появилась на свет средняя дочь – Ева. Это событие не предвещало ничего чрезвычайного, кроме, возможно, некоторой досады главы семейства, ожидавшего рождения сына. Тем не менее, со всем своим отцовским энтузиазмом, он, Фридрих Браун, школьный учитель, приложил немало усилий, чтобы воспитать трех дочерей, как требовалось в немецких семьях, в духе благопристойности, строгости и трудолюбия.

Тяжелые последствия Первой мировой войны вынуждали немцев позаботиться о таком женском образовании, которое давало бы возможность экономического обеспечения их незамужним дочерям. И в нарушении извечного девиза: «kirche, kinder, kueche», девушки стали обучаться профессиям для дальнейшего устройства на работу.

Ева Браун, окончив в Мюнхене монастырскую школу-лицей, приобрела навыки бухгалтерского учета. Ее ученические годы сопровождались занятиями спортом, им в свое время занималась и мать Евы - Франциска, получившая звание мастера спорта по лыжам. Гимнастика, плавание, велосипед, лыжи – все нравилось и с легкостью преодолевалось Евой.

В тринадцать лет ей подарили фотоаппарат. Увлечение фотографией было настолько велико, что она стала подумывать о карьере в фотоделе или в кино.  Чтение сентиментальных дамских романов и просмотр художественных фильмов-мелодрам привили ей романтический настрой, воплотившийся в мечты о необыкновенном герое-любовнике, о страстной любви, о счастливом замужестве.

Так, пребывая в девических грезах, осенью 1929 года, Ева попадает на одну из центральных улиц Мюнхена Шеллингштрассе, в известное фотоателье «Фото Гофмана», где владелец  - Генрих Гофман предлагает ей  место ассистентки.

Член нацистской партии, он безоговорочно разделял идеи нацизма. Еще до подавления небезызвестного «пивного путча», начавшегося в пивном зале «Бюргербройкеллер» 9 ноября 1923 года, он увидел в Гитлере значительную фигуру, ставшую затем могущественным нацистским вождем, перед которым преклонялась вся Германия. Гофман был другом и личным фотографом Гитлера, официальным фотографом партии, на его счету значились миллионные тиражи фотографий фюрера. Это он создал на фото образ Гитлера-триумфатора, олицетворявшего собою победный натиск национал-социализма.

Фотоателье Гофмана явилось именно тем местом, где в октябре 1929 года произошла эта роковая встреча  Евы Браун и Гитлера. С того самого момента, когда она с интересом разглядывала нелепую челку и смешные усы посетителя ателье «господина Вольфа», так представил его Гофман, судьба Евы была предрешена. Теперь вся ее жизнь без остатка будет принадлежать ему – самому жестокому диктатору - Адольфу Гитлеру. «Она принесла себя в жертву палачу миллионов»,- скажет через пятьдесят лет двоюродная сестра Евы – Гертруда Вейскер.

Ева, не интересовавшаяся политической жизнью Германии, не могла и предположить, кого привел случай к Гофману.

Между тем, сорокалетний Гитлер обратил внимание на «маленькую нимфу», женственную и миловидную семнадцатилетнюю девушку. И, умело вызывая к себе интерес и симпатию, стал ухаживать за ней, приглашая в мюнхенский оперный театр на премьеру оперы Вагнера или в кино, рестораны.

Что оставалось делать мечтательной и наивной Еве? Как могла она устоять перед человеком, которого вся Германия на протяжении многих лет считала своим божеством?

Его публичные выступления рождали нескончаемые овации, народное ликование, женщины не скрывали слез восторга. И Ева сделала свой выбор, увидев в Гитлере давно сформировавшийся в ее мечтах, образ героя, защитника, любимого, который поведет под венец.

Правда, ждать столь желаемого события Еве пришлось почти шестнадцать лет. Только в ее 33 года, в последние часы жизни судьба подарила ей радость замужества, - безнадежная мечта сбылась, и она, наконец, произнесла ту заветную фразу: «Теперь можете называть меня фрау Гитлер».

После первых встреч Гитлер не спешил к физическому сближению с Евой Браун. «Физический контакт…будет загрязнением моей миссии», - сообщил он ей. Но ему нравилось общаться с обаятельной, стройной девушкой, по его собственному выражению – «с симпатичной малышкой». В то время как самые глубокие и сильные чувства Гитлера принадлежали другой – дочери его сводной сестры Гели Раубаль, самоубийство которой  в сентябре 1931 года ввергло его в жуткие переживания и тоску. «Одна только Гели внушала мне подлинную страсть», - скажет он спустя годы.

Всепоглощающая борьба Гитлера за власть отодвинула его личные проблемы, и только в 1932 году Ева Браун удостоилась более пристального к себе внимания. Гитлер усмотрел в ней подходящий объект для своих представлений о спутнице жизни, «недалекой женщине, которая не вмешивалась бы в его работу», была бы отдалена от политики. И, предварительно дав указание проверить всю семью Браун на наличие семитских корней, он делает Еву своей любовницей.

Много написано о странноватых сексуальных пристрастиях Гитлера, его мазохистских наклонностях, когда приходя в эротический экстаз, он требовал от партнерш грубости, насилия, истязания плетками.

Но, по некоторым свидетельствам, сексуальные отношения Евы Браун и Гитлера были лишены извращений, и, показывая своим сестрам диван в квартире Гитлера, она простодушно восклицала: «Если бы вы знали историю этого дивана!».

Умение Гитлера производить на женщин неизгладимое впечатление, внушить неистовую любовь, приводило к тому, что любая женщина готова была отдать ему всю себя и свою жизнь тоже. «Я люблю своего супруга, - писала Магда Геббельс, жена сподвижника Гитлера, - но моя любовь к Гитлеру сильнее, для него я готова уйти из жизни». Вскрывалось двойное дно его противоречивой натуры. Зловещий фанатик нацизма,  с одобрения которого массово и планомерно уничтожались евреи в лагерях смерти, творились другие злодеяния и зверства, он был, вместе с тем, притягательной личностью, галантный, «милый и нежный» с женщинами, даже с теми, которых отвергал.

Первые годы любовной связи с Гитлером приносили множество страданий Еве. Ей приходилось жить с родителями, не одобрявшими ее симпатий, работать у того же Генриха Гофмана, и почти не видеться со своим любовником. Эта безысходность вызывала в ней своеобразный протест, выражавшийся в  попытке  застрелиться. Судьба оказалась милостива к ней, и пуля, выпущенная из пистолета, попав в шею, не затронула жизненно важные органы.

Но и после событий 1933 года, когда Гитлер, наконец, добился власти над Германией и стал рейхсканцлером, а в 1934 году получил титул фюрера, одиночество оставалось единственным спутником Евы.

В сохранившихся нескольких листках дневника в 1935 году она пишет: «Я опять отчаянно несчастлива. Эта ли та страстная любовь, в которой он так часто клялся мне, если он за три месяца не прислал мне ни словечка? Я нужна ему лишь для определенных вещей».

Привязанность к Гитлеру и понимание того, что она «возлюбленная величайшего человека в Германии и на земле», не оставляла ей возможности разорвать эти узы. И только из-за отказа Гитлера в 1935 году жениться на ней, всюду провозглашавшего, что «женат на судьбе Германии», у Евы возникает мысль очередного самоубийства, чудом не завершившегося смертью. После чего Гитлеру пришлось приставить к ней двух солдат-охранников, купить дом на ее имя, и предложить переехать в его поместье Бергхоф, расположенное в горах Баварии,  ставшее его резиденцией.

Ее радость от переезда омрачалась все тем же бесконечным ожиданием «отца нации», и его желанием тщательно сохранить в тайне свою личную жизнь, не демонстрируя близких отношений с Евой, держа ее всегда на расстоянии. Дошедшая до нас кинохроника свидетельствует, что и в кадре Ева всегда уходит в сторону, дав возможность покрасоваться своему Ади. В Бергхофе, в кругу друзей, он также считал излишним присутствие Евы, не смотря на то, что они называли ее хозяйкой дома. Формально она считалась личным секретарем Гитлера. Но даже поездка Евы, сопровождавшей Гитлера по Италии, была строго законспирирована. После краха фашистской Германии и ухода из жизни Евы, никто не мог вспомнить ни имени, ни лица постоянной спутницы фюрера, таинственной незнакомки Третьего рейха.

Ева не стремилась к карьере, к политической жизни, и была не настолько проницательна, чтобы понять всю недолговечность мира, в котором она живет, разглядеть в Гитлере жуткую личность, пропитанную разрушительной человеконенавистнической идеологией. Да, и как можно было увидеть в интересном собеседнике, любителе искусства, музыки, и театра, обожавшего животных, свою любимую овчарку Блонди, злобного властолюбца, потопившего в крови всю Европу? После неудавшегося покушения на Гитлера 20 июля 1944 года, военные поражения которого на Восточном фронте следовали одно за другим, встревоженная Ева пишет ему: «Если с тобой что-то случится, я умру».

Ева была той женщиной, которая видела свой долг, находясь вблизи человека номер один, в устройстве  для него семейного очага, покоряя своей мягкостью, теплотой и заботой, не забывая о его «высшем предназначении», готовая ради него на самопожертвование.  И в течение лет, отпущенных им обоим, их связь стала больше походить на отношения любящих супругов. Гитлер не скупился, отдавая Еве  пачки рейхсмарок и одаривая дорогими подарками, пытаясь таким образом возместить свое частое отсутствие. Меха, роскошная обувь, украшения, кинокамеры, фотоаппараты и др. – все было в ее распоряжении. Однажды его подарком стала яхта под парусом со скромной надписью: «В подарок фройляйн Еве Браун от Адольфа Гитлера».

Но обидное слово «любовница» сопровождало ее всю жизнь, даже тогда, когда Гитлер оценил ее преданность, стал называть «единственным близким человеком», и первой упомянул в составленном им завещании. Ева, воспитанная в строгих правилах католичества и традициях своей семьи, все время ожидала изменения своего положения, отчетливо понимая, что только брак с фюрером снимет ее тяжкий  грех.

После победы советских войск под Сталинградом здоровье Гитлера пошатнулось, он уже не был похож на того вождя «наци», который столько лет находился на вершине власти. Растерянный и подавленный, в своих выступлениях переходя на истерический крик, или впадая в беспричинную ярость, он все время проводил в ставке «Вольфшанце» в Восточной Пруссии, заезжая в Бергхоф. А в апреле 1945 года, когда стал ясен исход войны, местом его постоянного пребывания становится бункер, находящийся в саду канцелярии Рейха в Берлине.

В июле 1944 года Гитлер посылает Еве, продолжающей жить в Бергхофе, сообщение, в котором запрещает ей выезжать в Берлин. Но с наступлением тревожных дней 1945 года, в отдалении от своего фюрера переживая стремительное приближение фронта, участившиеся бомбардировки, она ощущала всю свою необходимость ему, находящемуся там, на глубине 16 метров, в обстановке полнейшего краха своих планов и идей, в предчувствии неминуемой капитуляции.

«Мерседес-кабриолет» с предельной скоростью мчал Еву мимо разбомбленных безлюдных городов, исчезнувших с лица земли селений туда, в Берлин, навстречу судьбе, навстречу своему звездному часу.  «Я рада умереть здесь, рядом с фюрером»,- заявила она, попадая в подземную штаб-квартиру, где царили хаос, развал, безнадежность. «У нас не осталось никаких чувств, мы не думали ни о чем, кроме смерти… Все иерархические различия были стерты», - воспоминали очевидцы.

Единственное, что связывало теперь с жизнью, сломленного надвигающейся катастрофой, Гитлера – это Ева, преданная «малышка Браун». Уже не таясь, он встретил ее с радостью, поблагодарил за «многолетнюю верную дружбу», а его губы прикоснулись к ее губам.

После своего дня рождения 20 апреля 1945 года, 56-летний Гитлер впервые объявил себя побежденным: «Война проиграна. Я решил покончить собой… и перед окончанием земного пути взять в жены эту девушку… Она идет со мной на смерть по своему желанию, как моя супруга».

Свадьба состоялась в ночь с 28 на 29 апреля. В бункер был приглашен сотрудник Загса (штатс-секретарь), присутствовали высшие чины Третьего рейха - Геринг, Борман и Геббельс, обязанные проследить, чтобы тела Гитлера и Евы предали огню.

В своих мечтах Еве представлялась совсем иная свадьба, но она была готова и к той, которую предложили столь ужасающие обстоятельства. Перед надвигающимся небытием, она все-таки осуществила свое сокровенное желание,  она стала женой великого фюрера.

Вопреки тому кошмару, который все больше охватывал всех обитателей бункера, слышавших победоносное наступление русских войск, гул орудий, разрывы снарядов, - горящие свечи, зажженные из-за отключенного электричества, и музыка, звучавшая на случайной пластинке, придавали своеобразную торжественность коротким мгновениям этой необычной свадебной церемонии.

Сорок часов были в распоряжении Гитлера, чтобы сжечь документы, продиктовать последнюю волю и политическое завещание, а Еве - приготовиться к последнему ритуалу – прощанию с жизнью. Оставшись одни, 30 апреля 1945 года в 15.30, Гитлер застрелился, а Ева приняла яд, но даже в предсмертном жесте ее рука потянулась к нему, к своему единственному избраннику, который целиком завладел ее судьбой и привел к такому трагическому концу.

 

Светлана Скоробогатова

Комментарии (2)

Внимание! Авторские статьи на этом сайте защищены законом об авторском праве и смежных правах. Полное или частичное воспроизведение материалов запрещено без письменного разрешения администрации портала.

См. также другие статьи в разделе Знаменитости

Что еще интересного:

  • Методы психологической защиты от волевого давления
  • Швейцарские часы
  • Как победить бессонницу
  • 3 способа обновить обстановку
  • КОМПЛЕКС УПРАЖНЕНИЙ «Ёж и Черепаха»



  • Реклама на сайте
    Найти на сайте:
    Пользовательского поиска


    Мамам:

    Только для женщин!
    Уникальные тесты!

    Наши рассылки



    Рассылка 'Рассылка женского портала Sestrenka.ru'